http://forumfiles.ru/files/0013/7c/50/74977.css http://forumfiles.ru/files/0013/7c/50/95641.css http://forumfiles.ru/files/0013/7c/50/71337.css http://forumfiles.ru/files/0013/7c/50/76774.css http://forumfiles.ru/files/0013/7c/50/94653.css http://forumfiles.ru/files/0013/7c/50/54438.css http://forumfiles.ru/files/0013/7c/50/66168.css http://forumfiles.ru/files/0013/7c/50/74117.css http://forumfiles.ru/files/0013/7c/50/62639.css http://forumfiles.ru/files/0013/7c/50/56979.css http://forumfiles.ru/files/0013/7c/50/15796.css

Deimos (18+)

Объявление

Palantir Рейтинг форумов Forum-top.ru Волшебный рейтинг игровых сайтов


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Deimos (18+) » Информация об игре » Новости игры


Новости игры

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://images.vfl.ru/ii/1423311363/9dc9faf4/7709692.png

Здесь будут выкладываться все события, описанные вкратце, происходящие на игре.

0

2

От последней войны в Деймосе остались лишь далекие воспоминания. Вот уже не один десяток лет все четыре клана и те, кто предпочел отшельническую жизнь наравне с людьми, всегда боязливо прячущимися в своих домах в центре города, ведут мирную жизнь и вполне довольствуются порядком, что царит на поделенных между жителями территориях Деймоса. Однако при совершенно любом раскладе дел найдутся те, кто будет недоволен этим, и причем настолько, чтобы не просто пожелать ввергнуть мир обратно в хаос, а еще и начать действовать для достижения своих целей.
Так, спустя продолжительное время спокойствия, в городе снова начались саботажи и вспышки мятежей. То тут, то там полыхали дома в разных районах, ознаменовывая новые дни бунтов и попытки перехватить власть теми, кто оказался притеснен кланами и вынужден подчиняться оным.
Эти люди и нелюди ловко обставили все так, чтобы обвинить клан детей луны, решив начать уничтожение с тех, кто более сплочен внутри, но кто в самых напряженных отношениях с другими расами.

После нескольких поджогов на территории хранителей веры, Франсуа Миньон, как рядовой служитель Инквизиции, задерживает одного из подозреваемых, которого обнаружили рядом с одним из мест пожара. Обвиняемым оказался Каин Вельтман - вервольф, на чью расу и так в последнее время достаточно часто падало подозрение в бунте против сложившихся устоев жизни в Деймосе.
Миньон доставляет задержанного в тюрьму и сообщает об оном главе хранителей веры. Стефани же выказывает свое желание присутствовать при допросе, доверяя поймавшему вервольфу провести оный и выбить всю правду, даже если таковой не была, из нечисти.
К сожалению, Вельтман оказывается ложно обвиненный в преступлениях против Инквизиции лишь потому, что незадолго до того, как оказаться на их территории его усыпили и потом притащили бессознательное тело к пожару. Очнувшись, Каин попытался сбежать с чужой территории, но оказался ловко арестован за то преступление, которое не совершал.
После продолжительного допроса под пыткой Каин, чтобы доказать собственную невиновность, просит обратиться к телепату, чтобы тот подтвердил его честность. Франсуа никто не приходит в голову кроме старого знакомого – Габриэля Морэля, одного из глав кровавого братства.
Тем временем, знав о том, что власть глав клана кровавого братства ослабла из-за последних событий, происходящих в Деймосе, Эктор решается разыскать своего сына и встретиться, несмотря на то, что это могло вызвать неодобрение главы пятого чина демонов. Будучи полукровкой, Бенуа-младший не смог спокойно ужиться ни с демонами, ни с вампирами, и Эктор решает воспользоваться его смятением, чтобы склонить на свою сторону.
Поиски оказываются недолгими и вскоре, благодаря дрожащим перед страхом смерти информаторам, он узнает местонахождение Жан-Клода, который, оказалось, проживает не на территории того клана, в которой перешел. Решив не медлить и воспользоваться таким преимуществом, не нарушая законов между кланами, Эктор отправляется в ту гостиницу, где обосновался Жан-Клод.
Визит отца, естественно, оказывается для Бенуа младшим неожиданным, но находясь в одной комнате с ним, разговора избежать не удается. Вот только непреклонность и нежелание Жан-Клода вернуться в огненный легион приводит к потасовке с рукоприкладством, по истечению которой Эктор уходит, ничего не добившись, зато приходит Габриэль, под чью ответственность Жан-Клод и был принят в клан, чтобы убедить полукровку перебраться на территорию братства.
После последнего визита в Деймос, Айден на какое-то время хотел затаиться и даже пару дней скрывался в родных пещерах, гостя у семьи, но вскоре получил достаточно необычный заказ на убийство главы клана кровавого братства - Рэмиса Моро.
Подняв свои связи среди информаторов, Лестеру удается передать ложное сообщение для вампира, в котором значились, что у Айдена есть якобы имена тех вампиров, которые участвуют в мятеже, но которые он раскроет исключительно при личной встрече, назначая оную на опушке леса вдали от посторонних глаз и ушей.
Понимая шаткое положение власти глав братства из-за последних событий, Рэмис решается все-таки на эту встречу, но только его ожидает неприятный сюрприз: вместо информации на него нападают и устраивают самую настоящую игру в кошки мышки, загоняя жертву в лес и вынуждая принять бой на чужой территории и не в равных условиях. Битва практически победой Моро, но подоспевший Риш Мерсер – капитан карательного отряда, - который был отправлен на поиски второго главы клана по приказу первого, схватил и доставил в тюрьму Рэмиса за полное игнорирование своих должностных обязанностей.

После активных поджогов в городе, устраиваемыми мятежниками, через несколько дней стали появляться странные существа, которые нападали на местных жителей ночами и держали всех в страхе, ибо неизвестно, откуда они взялись и как с ними бороться. Теперь ночь стала запретным временем, когда только смельчаки или идиоты рисковали выходить из дома.
Эти же звери нападали на всех без разбора: будь то человек, вампир, оборотень или демон - им все одно, все пища. Но, несмотря на свои аппетиты, в дома жителей пока что они не лезли за своим пропитаем, довольствуясь и скотиной, что оставалась на улицах, и другими дикими животными, и теми самыми смельчаками-дураками. Оные звери - напасть для всех, внушающая ужас жителям Деймоса.

После появления странных тварей на улицах города, глава клана отправил своего нового секретаря в библиотеку в надежде, что там удастся найти ответ, кто это такие и как с ними бороться.
Придя в оную, Исай встречается с падре Асколли, работающим здесь. И если поначалу юноша пытался сам отыскать подходящие книги, то после все-таки решился обратиться к библиотекарю, чтобы тот помог в этом не легком деле.
В итоге оба перебирают не один фолиант, но в результате не находят ничего, чтобы помогло узнать, с кем же в последнее время сталкиваются люди ночами на улицах. Тем временем падре рассказывает Кардо о других расах то, что знает о них, предостерегая от связей с оными и аккуратно подводя разговор к тому, что тот мог бы перейти под начало хранителей веры.
Между делом на улицы города уже опустились вечерние сумерки, предвещая то, что скоро снова появятся эти звери. Мужчины разумно решают дождаться утра в библиотеке и не рисковать своими шеями.

Помня о недавнем инциденте, после которого все-таки удалось уговорить полукровку переехать на территорию братства, Морэль решается на достаточно опасный для себя и своего положения шаг: встретиться с Марбасом и предложить ему сделку, чтобы тот оставил в покое своего сына.
Несмотря на все неприятие к вампирам, демон соглашается на встречу и в назначенный час приходит в трактир, где его уже ожидал месье Морэль де Трейнак.
Сначала разговор действительно касался исключительно персоны Жан-Клода, но после плавно перетек в положение Марбаса в огненном легионе и том, что Азраель явно собирается его уничтожить. В конце концов, сие глава легиона высказал фактически напрямую, когда они последний раз общались с Габриэлем. В результате диалога, вампир предлагает помочь Марбасу укрепить положение за счет смещение Азраеля, если тот оставит в покое своего сына. Эктору нужна информация, и потому он соглашается на сделку.
Спустя несколько дней после встречи с отцом и очередного предложения главы клана перебраться на территорию оного, Жан-Клод все-таки соглашается на этот шаг, хотя и выбирает вариант сожития под одной крышей с капитаном карательного отряда.
Потому сегодня у него вполне стандартный для оного дела вечер: нужно перевезти немногочисленные вещи в новый дом, к тому же и с хозяином дома познакомиться ближе.
Мерсер же, узнав об этом распоряжении главы клана, не стал противиться въезду в свой дом полукровки, хотя такое сожительство вполне могло бросить тень на его имя. Впрочем, с другой стороны - это отличный способ следить за тем, в ком он и многие другие вампиры до сих пор не были уверены. Бывший член огненного легиона и на стороне вампиров ныне - не странно ли?
А потому, раз еще не настало время идти в караул, Мерсер предлагает провести знакомство своему новому соседу за бокалом вина. Увлеченные разговорами о новых существах, они почти не замечают времени, однако когда приходит пора Мерсеру выдвигаться в ночной патруль, Жан-Клод напрашивается составить ему компанию.
Спустя некоторое время, Риш и полукровка встречают Габриэля, который возвращается со встречи с Эктором один. Ничего предпринять они не успевают, так как неожиданно подвергаются атаке мергеров, в ходе которой Морэль оказывается серьезно ранен. При помощи подоспевшего карательного отряда, троим удается отбиться, и они возвращают раненых в поместье Габриэля.
Неспособный позволить главе кровавого братства погибнуть, той же ночью Жан-Клод отправляется к своему отцу, чтобы просить его изготовить противоядие от укуса зверя. Тот соглашается лишь при условии, что Бенуа-младший примет печать и силу демона, что сделает Эктора сильнее, но и Жан-Клода больше привяжет к уже почти ненавистной демонической сути. Однако, за неимением другого выхода, полукровка соглашается, и через некоторое время забирает у отца противоядие, получив вместе с ним печать на спину.
Буквально день назад месье Моро наконец-то освободили из заключения после его неудачного игнорирования совета вампиров, за который по приказу первого главы его посадили в камеру.
Вернувшись домой и узнав последние новости, которые так же касались и появления диковинных зверей на улицах, которые терроризируют город, он отправил записку своему шпиону, чтобы разузнать, что случилось в последнее время в братстве, пока его не было.
Вернувшийся шпион с посыльным приготовил целый отчет, в котором непременно собирался рассказать главную новость, которая должна бы сыграть на руку месье Моро. Однако вестей, что принес шпион, оказалось недостаточно, да и возможная смерть Габриэля не означает его гибель в буквальном смысле.

Казалось бы, только жители города стали свыкаться с мыслью о том, что появились новые твари, терроризирующие ночами, как к концу недели они пропали, словно и не было этих дней ужаса.
Несмотря на желание броситься пировать по такому случаю, люди усвоили урок и отныне ночные гулянья сократились вдвое.
Но стоило одной беде ослабить свои когти, в коих она крепко держала, как новая напасть: в огненном легионе все больше расползается слухов о том, что это дело рук Азраеля, решившего единолично править в Деймосе. Главы других кланов возмущены, демон же не считает нужным объясняться, тем более что мнение о том, что у него есть такое оружие, заставляло бояться других и не предпринимать решительные действия.
Впрочем, вервольфы, как и в былые времена, не очень-то и стремятся вмешиваться в междоусобные дрязги кланов, так как вскоре полнолуние и у них своих забот хватает с лихвой.
Мятежники же вновь ушли в подполье, разрабатывая новые планы действий и готовясь нанести очередной удар, жертвами которого решено выбрать клан вампиров, воспользовавшись не спокойствием в оном из-за распрей двух глав.

Хочешь получить информацию - обратись к тому, кто привык ее продавать.
Помня об упущенной недели в заключении и некоторой утрате информации, точнее свежести оной, месье Моро решает отправиться на встречу с достаточно популярным в определенных кругах информатором, который столь удобно еще и встречался в борделе с клиентами. То, что его интересует - дела клана. Что изменилось за время его отсутствия, какие оплошности мог допустить первый глава, чтобы использовать их против него перед советом древних. В конце концов, Рэмис ищет что угодно, лишь бы отомстить соправителю за собственное заключение, которое стоило ему немалых нервов.
Мартин, который не привык отказывать себе в возможности заработать, соглашается выполнить его заказ. Правда, отчет предоставить удается только спустя неделю, а потому только теперь вампир снова отправился в бордель, чтобы получить то, за что готов был платить. И недовольным он не остался, получив известия обо всем, что пропустил и даже больше.
Что ж, на свою беду Данталион, до этого бывший у Эктора подмастерьем, раскрылся перед другим демоном, и теперь невольно оказался повязан с ним одной тайной. Правда, об этом нисколько не жалел, решив, что так даже куда удобнее для его дел. Именно он, как хозяин и создатель всех мергеров, поделился с Бенуа ядом этих существ для разработки антидота. Правда, об истинной сущности Данталиона и его связи с мергерами известно пока лишь одному Эктору.
Единственная действительная проблема, которая встала перед ними, так это то, что аптека оказалась немного... разрушенной. И хоть изобретатель сдерживал свое обещание и ремонтировал оную, работать там не представлялось возможности. И примерно с этого времени у Марбаса наступил незапланированный отпуск, который он смог посвятить передаче печати своего рода отпрыску, да и мелким делам.
Прежним вечером, после долгих уговоров своего подмастерье, он согласился отправиться с ним в трактир. Правда, вечер закончился заключением в тюрьме за дебош. И пока у них есть возможность остаться один на один, Данталион собирается провернуть одно дельце, которое бы помогло обоим демонам.
Благодаря Жан-Клоду, Габриэль все-таки пережил укус мергера, хотя и пришлось после несколько дней отлеживаться и вызывать тем же утром лекаря, чтобы хоть как-то подлатал раны.
В итоге, жестко контролируемый своим другом, Морэль оказался не у дел клана, вынужденный действительно лежать в постели. Но стоило только пройти этим дням, как месье де Трейнак уговорил своего друга все-таки отправиться к девушке-информатору, точнее назначить с ней встречу.
К исходу недели они договорились встретиться с Софией на окраине города, надеясь на то, что не окажется поблизости свидетелей, которые могли бы им помешать.
Все еще находясь не в лучшей форме, вампиру приходится во многом полагаться на своего товарища, особенно в вопросах о том, что стоило бы узнать или какую информацию заказать. В конце концов, нужно использовать все возможные ресурсы, если чего-то хочешь.
Разговор не принес много пользы, хотя кое-что, конечно, разузнать удалось – например то, что Азраель проводит некие учения в легионе, а также о том, что в Деймосе были замечены представители неизвестных новых рас.
После разговора Жан-Клод и Габриэля встретили человека с запиской якобы от Эктора с просьбой вызволить того из тюрьмы. Явившись на место, вампир и полукровка застали Эктора спящим, а за него говорил Данталион в одной из своих малоизвестных личин. Он попросил у Габриэля убежища на территории братства, и Морэль не смог отказать, будучи в долгу у Эктора за спасение.
Правда, вампир случайно увидел в его мыслях то самое создание, что чуть его не убило, за что способность к телепатии у него была на время заблокирована Данталионом.
Продумав дальнейший план действий, Габриэль решил, что ему нужен некто, кто смог бы сыграть для него роль шпиона, и на эту роль присмотрел Каина Вельтмана, что до сих пор был заключен под стражу. Встретившись с Франсуа Миньоном, телепат пообещал разобраться с волком, как только способности вернутся к нему.
Тем временем Мартин Хартманн был заключен под стражу Инквизицией за владение борделем и торговлю информацией. Допрос, который вел Марцин Мадей, закончился тем, что Мартин теперь должен был сообщать обо всех переговорах с клиентами, приходящими за информацией, а также распространять только те сведения, что будет передавать ему Инквизиция.

0

3

Стоило только отгореть последним огням поджогов и всему затихнуть, как на город пала та напасть, о которой все уже и забыть хотели, как о дурном сне. Ночами вновь вернулись мергеры, правда, ныне жертв куда меньше и, не задумываясь над оным вопросом, люди просто радуются хоть этому. А задуматься бы стоило, как и прислушаться к слухам о том, что в городе появились какие-то странные существа с туловищем практически как у коней. Да только сие списывалось на пьяные бредни тех, кто оказывался в двух шагах от смерти, но которую эти мифические твари отсрочили.
Мергерам и их контрактерам ныне приходится быть осторожнее, ведь отныне у них появился сильный противник, который на днях ранил Роско и чуть не убил его управленца. Если бы не вмешался Десото, вступившийся за собрата, то все могло бы окончиться весьма печально для их небольшой семьи. Данталион же, решивший выяснить, кто это, отправляется со своим сыном на охоту, устраивая показательные убийства и ожидая ответного удара.
Тем временем на территории хранителей веры начались чистки рядов инквизиторов, новый глава спешно проводит реорганизацию, назначая своих поверенных капитанами новых патрулей, которые бы поддерживали порядок и все бы докладывали ему без промедления. Сторожевые псы, прекрасно выдрессированные прежним главой.
В огненном же легионе все чаще проводятся боевые учения, которые заставляют другие кланы насторожиться, ибо если демоны так основательно подходят к делу, то вполне вероятно, что уже вскоре они решат нанести удар. Вот только кто станет их жертвой - вопрос открытый, над которым бьются представители других кланов.

Два дня для Франсуа прошли в тяжелом ожидании вестей от Морэля, который должен был помочь ему, как только бы к вампиру вернулись способности. С учетом того, что в эти дни глава хранителей веры плотно занялся составом отрядов Инквизиции, куда сложнее становилось скрывать дело о поджогах, с коим оказался связан Каин Вельтман.
В этот раз Морэлю приходится отправиться самостоятельно на территорию хранителей веры, отказавшись от сопровождения Жан-Клода и дав ему выходной от поручений.
Прибыв на границу клана и встретившись с Миньоном, который договорился с другим постовым на подмену на час или чуть больше, они отправляются в тюрьму Инквизиции, дабы наконец-то разобраться в этом туманном деле.
Телепатия Габриэля подтвердила невиновность Каина, до сих пор содержавшегося под стражей, и оборотень, наконец, получил свободу. Разобравшись с этим скандальным делом, де Трейнак в сопровождении давнего знакомого решил навестить заодно и нового главу Инквизиции. Встреча прошла мирно, и Габриэля даже заручился поддержкой людей в случае какого-либо вооруженного восстания в городе для устранения беспорядков.

После столь неприятного задержания инквизиторами, Мартин стал рассматривать варианты того, как бы выкрутиться из столь щекотливой ситуации. Работать на святош - самое худшее, что могло с ним случиться и уж тем более сие порядком портило его репутацию, как информатора, который не выдавал своих заказчиков прежде. Теперь же появлялась неприятная вероятность, что придется сие делать, если бы так возжелали хранители веры.
Выход находится сам собой, когда на третий день в бордель заявляется постоянный клиент - Рэмис Моро, который решился навестить информатора и расспросить, что нового произошло в городе. Правда, глава кровавого братства никак не ожидал, что во время его общения с выбранной проституткой будет присутствовать Мартин с просьбой о покровительстве.
Для Марсель же это прекрасная возможность подслушать разговор и после передать его Морэлю, которому сие вполне могло бы пригодиться.
Моро, на удивление, оказался весьма отзывчивым к просьбе информатора, и согласился покровительствовать ему. Чем не удача – владелец борделя, оставшийся в долгу, да еще и хороший информатор, к тому же? Правда, сотрудничество чуть было не оказалось под вопросом, когда поведение Марсель, безусловно, услышавшей более, чем достаточно, не понравилось вампиру до такой степени, что ее фактически избили. Мартин получил от Рэмиса далеко не лестный отзывы, а он, в свою очередь, серьезно отчитал девушку, отдав ее помощнику наказать в воспитательных целях.

Получив выходной, Жан-Клод решил не тратить время попусту, а заняться тем делом, которое его порядком волновало, а точнее попытаться разузнать, кто же этот подмастерье Марбаса, который после единственной встречи пропал и не появлялся более. Для оного дела Бенуа рискнул снова связаться с мадам Аурум в надежде на то, что ей удастся что-нибудь раздобыть.
Увы, на несчастье Софии, но информации об этом индивиде совсем немного и кроме его имени и возраста ничего раздобыть не удалось при всем желании. Но и этого полукровке хватило, чтобы убедиться в том, что этот так называемый "друг" Марбаса - весьма сомнительная личность.
После ухода девушки, уйти Жан-Клоду не дал сам Данталион, которому очень не понравилось то, что о нем смеют собирать информацию. Не сумев договориться, они подрались, и демон вышел из схватки победителем, обессилив полукровку и оставив его в доме. Придя в себя, Бенуа-младший вернулся в поместье Морэлей, где потребовал от отца рассказать ему правду о своем подмастерье, как тот явился сам, правда, используя теперь обличие не Энтони Дэниельса, а настоящего Максимилиана Мезьера, чем сбил с толку Жан-Клода, который решил, что за спиной отца стоят двое.
Подслушав их разговор, полукровка выяснил, что подмастерье отца является демоном, а также то, что Марбас здорово прогневал своего друга. После ухода Данталиона Эктор был обнаружен в состоянии ступора, вызванного демоном. Хозяин дома, спустившийся на шум, приказал позаботиться о нем, а сам, выслушав и отчитав полукровку за неосмотрительность, оставил его отдыхать в поместье.

Марбас, ныне пребывающий в ступоре, прогневил Данталиона, отправившего его в это состояние не иначе, как за болтливость, на какую подвигло его изрядное количество кружек вина, предлагаемого в ближайшем борделе вместе с женщинами. Проведя ночь с одной такой, Марбас в пьяном бреду много и долго жаловался ей на жизнь, а та утешала, да не просто во благо клиенту, но с пользой для себя. Работница борделя, суккуб Элен Уайтвелл - последовательница Азраеля, и она узнала неугодного легиону демона. Всеми его жалобами она поспешила поделиться с владыкой, полагая, что информация может быть ему полезной. И предположение оказалось правдиво, да только Азраеля очень легко было вывести из себя. Пара неосторожных слов, и демон, принявший истинную форму, заполнил собой весь кабинет, где велся прием, в ярости готовый убить Элен одним ударом. Но рога его зацепились за тяжелую кованую люстру, и та свалилось прямо на голову Азраеля, остужая неловкостью его пыл так же быстро, как свечи. Воспользовавшись моментом, Элен поспешила покинуть поместье.

Немногим ранее Габриэль, вернувшийся с территории инквизиторов, послал за капитаном карательного отряда, чтобы поручить ему задание: от Каина Вельтмана должен был прийти список имен его посетителей за последнее время, и Ришелю поручалось проверить из них всех и каждого. В ходе разговора Габриэль коснулся своего пожелания изменить законы клана, однако Мерсер предположил, что братство не готово к переменам, и это ввергло Габриэля в сомнения относительно будущего клана.

У Лилит определенно наступила черная полоса в жизни. Все чаще находятся любопытные личности, которые не могут остаться в стороне и все чаще и чаще решаются сунуть свой нос в чужое дело. Наверное, именно потому, дабы немного развеяться и успокоиться, она отправилась в библиотеку, решив провести время за чтением. И все бы было хорошо, ежели бы уже там на выбранную книгу не оказалось другой претендентки.
Возможно и желая уединения, она все же соглашается на совместное чтение, за которым благополучно разговаривается с другой дамой и узнает, что та – актриса театра. Решив, что она вполне могла бы выступать и у нее, Лилит пытается всячески уговорить прийти Амелию к ней в бурлеск. Но согласится ли та? – увы. Амелии слишком дорог собственный театр, и она отказалась оставить его для работы в бурлеске. В остальном же дамы составили приятную дружескую беседу.

После встречи с клиентом и получения заказа на добычу информацию, София решила прогуляться и заодно подобрать новый материал для изготовления свечей, тем более, что у нее до сих пор в силе заказ от борделя, хозяйке и работникам которого хотелось чего-нибудь нового. Как бы свечи ни были хороши, но одни и те же запахи приедаются. Именно потому в какой-то момент Аурум свернула на площадь и вышла к торговкам цветами, где столкнулась со своей помощницей, которая обычна и занималась свечами с запахами. Решив, что судьба определенно дает намек сделать что-то новое, прихватив помощницу под руку, она занялась обходом торговок с ней, заодно выспрашивая о делах мастерской (точнее том, что произошло за ее отсутствие) и узнавая новые слухи, которые коснулись того, что возможно в ближайшее время у Софии появится конкурент в ее ремесле. Увы, ничего толкового разузнать не удалось, зато девушки пополнили запасы для лавки.

Аурели как обычно с утра наведался в лавку своего господина, чтобы получить список тех несчастных, которые ненароком решили забыть заплатить за товар. Таковых смертников немного, но все же находились те, кто решались рискнуть собственным здоровьем и жизнью.
Между тем Рихард подготовил еще одно задание для Фобоса, которому уже сейчас не терпелось нанести несколько визитов. Как оказалось, один из членов постоянной свиты Рохау стал промышлять продажей информации хранителям веры о сделках вампира, его клиентах и то, сколько из них после бесследно пропали. Видимо Инквизиция решила найти как можно больше фактов преступлений Рихарда, чтобы арестовать его. Сам же вампир собирался после этого отправиться в бордель к небезызвестной Мыши, дабы пополнить свои сведения о происходящем в городе, особенно о том, с чего бы так всполошились хранители веры и начали активную охоту на некоторых представителей нечисти. И стоило видеть лицо Аурели, когда господин обвинил в предательстве именно его, своего самого верного соратника! Однако исход, казалось бы, плачевной истории, оказался весьма благоприятен, хоть и оставил осадок: обвинение было не более чем проверкой на «вшивость», и Фобос ее с достоинством выдержал, позволив Рохау изменить свои планы на день и вернуться в лавку.

После переговоров с главой хранителей веры и освобождения вервольфа, Франсуа, не получивший никаких указаний, но взамен - позволение на отдых, отправился к себе, но так уж случилось, что по пути его перехватил тот, кого считали правой рукой власть имущего инквизиторов. Эмброуз, наслышанный от патрульных, что месье Миньон не так давно встречался с главой кровавого братства, решил узнать, что за дела их вновь связывают, и не скажется ли сие на репутации хранителей веры. Казалось бы, столько времени прошло, а от других братьев-инквизиторов доверия все не было, что не особо-то радовало Франсуа. Впрочем, после недолгих расспросов об оном, Коромальди решает перевести разговор в более мирное русло, чтобы усыпить бдительность своего товарища и, возможно, выведать то, что он не договаривает. Увы, но Миньон перед ним чист, как и перед остальными, но старые грехи не так-то просто забыть.

Прежняя смена закончилась и наступила пора взяться за работу другой. Джозефина как раз направлялась к виноградникам, когда по дороге ее перехватила задорная девчушка, с которой они обычно вместе трудились. Та, любительница местных сплетен, тут же начала щебетать о том, что происходило в городе, предлагая Джозефине поучаствовать в игре под названием "А представь, что будет, если...", пройдясь по сплетням о мергерах, о том, что сегодня будет полнолуние и вервольфы обязательно устроят пир. Но самое главное известие, что раз полнолуние и так велика опасность нарваться на волков, то смена только до обеда!

0

4

И вот прекрасный солнечный день сменился таящей загадки ночью, уступая место кровавой полной луне. Сегодня праздник у кровавого братства и пускай они давно не вспоминали имена своих прародителей, не приносили молитв Познавшему кровь. Но отдавая дань традициям, в кровавую луну вампиры устраивают праздник, приглашая артистов распевать старые песни, разнося привычные строки их Библии, поддаваясь желаниям и пускаясь в пляс. В эту ночь все равны, нет границ между расами.
«Приходите в театр на бал вампиров! Приходите все желающие, и восхвалим эту необыкновенную луну! Приходите и поддайтесь соблазну пуститься в пляс!» - разносят по площадям всех кланов и центральной глашатаи оную весть, приглашая всех и вся присоединиться к празднованию столь знаменательной для братства ночи.
Стража выставлена вокруг театра, артисты приглашены, слуги снуют между гостями, предлагая вино или же кровь. И, кажется, что в это полнолуние ничего не предвещает беды, но… это же Деймос. Он всегда преподносит свои сюрпризы. На окраине города, на территории людей замечены вновь мергеры, но их новая атака отражена все теми же неизвестными существами. И нечаянные свидетели спешат поделиться увиденным с другими с трясущимися руками от страха.

Полнолуние и истинная сущность рвется наружу. Как же сложно усидеть спокойно на месте, когда тело безумно требует движения, броситься на охоту и пустить кому-то кровь. И даже София, что старалась сдерживать себя, чувствовала давление этой кровавой луны. Но беда случилось с совсем еще юной помощницей, которая впервые почувствовала на себе ее влияние и взбесилась. Пришлось отправлять девчушку к доктору, который смог бы ей помочь.
Несмотря на свое не лучшее состояние, Вельтман не смог отказать в помощи, тем более что мальчишка, прибежавший из свечной мастерской, слезно умолял поспешить.
Явившись в мастерскую, его сбила с ног разъяренная волчица, следом за которой бросилась София. Теперь им предстояла изловить буйную прежде, чем случится непоправимое и не позволить ей никого убить. Но в лавке Софии уже оказались пострадавшие от лап волчицы; София и Каин разминулись. Он остался помогать раненому, а София в компании верных волков отправилась на поиски несчастной, которую в итоге удалось усмирить.

После малоприятной встречи с Азраелем утром, Элен, побитая и в крови, вернулась в бордель, где постаралась скрыться с глаз долой хозяина, дабы не появлялось лишних вопросов. Демоница жаждала отсидеться в своей комнате, но раз уж день не задался, то он плох во всем. Постоянный клиент пришел ближе к обеду, и отказаться принять его не было возможности, да только увидав проститутку в столь потрепанном виде, чуть не сбежал. Не будь Элен суккубом, то все могло бы закончиться не лучшим образом.
Но и дальше судьба отказалась быть благосклонной: кто-то посмел забраться в ее комнату и взять один из корсетов демоницы, который она покупала на собственные деньги, а еще и своровали украшение, подаренное одним из клиентов. Разгневанная, Уайтвелл вылетела из своей комнаты и, вцепившись в другую девицу, стала вытрясывать из нее, кто заходил в комнату. Та недолго думая выдала имя Лауры Касты, которую она люто ненавидела за то, что увела у него ее постоянно клиента.
Без суда и следствия, да и тем более, что хозяин борделя ушел на празднование кровавой луны, она ворвалась в комнату Марсель и набросилась на нее, требуя вернуть то, что украла. Лаура Каста же, вынужденная обороняться, и слово толком вставить не смогла под таким напором демоницы, а потом и вовсе бежала из комнаты, позволяя потасовке переместиться в зал, за которой теперь наблюдали не только работницы сего заведения, но и клиенты. Склоку остановила Элегия дэ` Кастро – единственная из девушек, к чьему мнению в борделе прислушивались. В то же время с праздника кровавой луны вернулся Мартин Хартманн, который, застав такую картину и распознав в Лауре причину конфликта, велел ей убираться из борделя прочь.

Несмотря на то, что сам глава хранителей веры, которому было отослано личное приглашение, прийти не смог, трое его представителей, двое из которых достаточно приближены к нему, были отправлены на сие мероприятие, дабы не оскорбить возможных союзников. Изначально планировалось, что пойдут только Миньон и Коромальди, но так уж вышло, да и напросился к ним в компанию Мадей, у которого свой интерес.
Марцин уже давно стал работать с огненным легионом и достаточно часто передавал им ту или иную информацию, которую считал хоть сколько-то полезной. А здесь двое приближенных к главе! Разве можно упустить оную возможность выведать что-то новое и конфиденциальное? Но, увы, единственным, что случилось на празднике с инквизиторами – это испачканное кровью из бокала случайного зеваки вампира одеяние Эмброуза, которые тот поспешил спрятать в складках рясы. Они с трудом дождались окончания бала, чтобы вернуться к себе.

Стоило ожидать, что узнав о намеченном празднике, Азраель не откажет себе в удовольствии заявиться на него. Главу огненного легиона встретил лично Морэль де Трейнак, у которого было достаточно вопросов к этому демону, как и у него – к вампиру. Вопрос времени, когда бы оба соизволили переговорить и предъявить претензии, правда, каждый на свой счет.
Отведенный в сторону, Азраель на повышенных тонах стал обвинять де Трейнака в том, что он укрывает преступника, которого должны казнить за предательства легиона, Габриэль же, стараясь оставаться все таким же спокойным и невозмутимым, отвечал тем, что без должных доказательств вины не собирается выдавать Марбаса и отныне он под защитой братства. Обстановка накаляется и появляется ощутимая угроза того, что завяжется драка между главами кланов. Но рок отвел от них эту нелицеприятную беду, и все в итоге ограничилось несколькими оскорблениями и тем, что Габриэль заставил Азраеля выпить нелюбимое им вино.

Моро никогда и ничего не забывал, тем более – таких серьезных оскорблений, как арест. И были бы основания! Но нет, этот цепной пес на коротком поводке Морэля посчитал допустимым арест главы братства, более того, еще и посадил их в одно камеру! Завидев этого зарвавшегося капитана карательного отряда, Рэмис направился в его сторону, желая поупражняться в злословии, а еще напомнить тому его место. Угроза за угрозой, но и Мерсер не так прост и молча не стоит, а в вполне язвительном тоне отвечает, не скрывая своего неприязненного отношения к нему.
Моро явственно дает понять капитану, что тот ходит по острию ножа и вскоре может оступиться, что пора бы понять, кому действительно стоит служить. Но поддастся ли его речам Мерсер? Он твердо стоял на своем до самого последнего, даже когда к ним подошла знакомая Моро, целиком и полностью вставшая на сторону Рэмиса. Последний же, улучив момент, предоставил Лилит Вольпе отвлекать Мерсера, а сам украдкой подсыпал яда в несколько бокалов с вином и кровью, чтобы втянуть своего соправителя в небывалый скандал: убийства на организованном им празднике кровавой луны! Немыслимо!

Амелия сегодня звезда этого празднества, которая сияет на сцене, завораживая своих слушателей пением. Именно она добавила в атмосферу оного бала особые оттенки, настраивая собравшихся на мирный лад, взывая к нему своим голосом. Ведь, право, недопустимо, чтобы представители разных рас сцепились из-за неприязни друг к другу.
Между тем после нескольких песен ее сменил оркестр, который приглашал теперь к танцам, а вампирше давая небольшую передышку перед следующим выступлением. Демоница, которая пришла в сопровождении хозяина борделя, в коем работала, не смогла остаться в стороне, завороженная чужим пением, а потому, увидев вампиршу в стороне, поспешила подойти к ней и заговорить. В конце концов, когда выпадет такой шанс познакомиться с примой театра? Довольная новым знакомством, Эймилин очень хорошо провела вечер.

После неудачи утром с вербовкой знаменитой актрисы этого самого театра, где ныне проходил бал, устроенный кровавым братством, мадам Вольпе пребывала не в лучшем настроении, несмотря даже на относительно хорошие вести от Моро. А потому, дабы отвлечься от дурного и дел секты, она все-таки пришла на сей праздник.
Недолгое праздное шатание по залу и общение с теми, кто скрывал свою связь с сектой, вампирша вскоре заметила хозяина одного борделя, где иногда позволяли себе отдыхать некоторые приспешники Ламии. Идея подружиться с сим юношей появилась спонтанно, как и возможность использовать его в дальнейшем в своих делах. Но вскоре внимание Лилит привлек Рэмис, находившийся тут же, и она решили, что стоит подойти к нему, нежели знакомиться с Адрианом, у которого обнаружились более важные дела.

После тяжелого дня со столь неприятным скандалом, месье Хартманн решил оставить хотя бы на один вечер бордель и позволить себе отдохнуть, а заодно встретиться с месье Моро и вновь принести ему своими извинения за инцидент утром.
Придя на бал, он замечает главу кровавого братства, но вот незадача: тот кем-то уже занят для беседы, а мешать и навлекать на себя еще больший гнев не хотелось. Потому, решив дождаться в стороне, когда тот освободится, он между делом старался ни с кем из посторонних не заговаривать. Но нет, не удалось: через некоторое время к нему подошел тот, кто еще утром умудрился принять его за проститута и теперь предлагал продолжить знакомство.
Аурели же, после общение с Гэрритом, который клялся и божился, что не виноват и не предавал, после их выхода из комнаты и когда Фобос вновь пообещал юноше за стойкой уделить время, узнал о том, что столь сомнительное предложение делал не работнику борделя, а его хозяину. Впрочем, это не вынудило его ни извиниться, ни как-то стушеваться.
Когда же он эту личность увидел и на празднике, куда пришел лишь от скуки, полукровка решил-таки добиться своего и неважно, какими способами. Между ними завязывается довольно интересное, но не слишком продолжительное знакомство. В ходе его новые знакомые узрели интереснейшую деталь: Рэмиса Моро, подсыпающего в бокалы нечто благодаря своим способностям, о которых известно многим. Они недолго обсуждали произошедшее, а скоро Мартин ушел, заключив с Фобосом пари: либо он на следующий же день приводит к Мартину девушку, которая будет без памяти влюблена в Аурели и Мартин подарит ему совместную ночь, либо желание Хартманна.
Когда же Фобос выигрывает спор, чтобы не спугнуть приглянувшегося ему Мартина, он предлагает для начала заменить совместную ночь на неделю общения, к чему сразу же и спешит приступить.

Бал в честь кровавой луны с треском провалился: убийство, да не одно! Кто бы только мог подумать, что произойдет нечто подобное? И все же стоило предполагать, что найдутся недоброжелатели, которым захочется омрачить сей важный день (точнее ночь) для кровавого братства. Виновник оного неизвестен, но каждый посчитал своим долгом бросить взгляд в сторону хранителей веры или же за спиной высказать предположение, что повинен тот, кто устроил праздник. В кровавом братстве назревали волнения, толпа недовольных все чаще требовала от совета древних разобраться со случившимся, да только и они ничего решительно не могли сделать, лишь искать тех, на кого можно переложить всю ответственность.
Карательный отряд и его существование в клане под угрозой: говорят, что они были с отравителями в сговоре, что не уследили и позволили случиться оному несчастью. А так как каратели подчинялись фамилии Морэля де Трейнака, то тень пала и на него, укрепляя сомнения остальных вампиров в том, что это его рук дело.
В сомнениях, попытке разыскать виновных и наказать пролетели два месяца, за которые уже далеко не первый раз происходили смуты среди умов кровавого братства. И чем больше проходило времени, тем беспокойнее становилось и поговаривали о том, что скоро полетят головы с чьих-то плеч.
Конфликт с огненным легионом тоже обострился: отказавшейся выдать Эктора Бенуа, Морэль де Трейнак вызвал еще больше негодования среди вампиров, которым ловко воспользовались приспешники Ламии, заронившие в головы других идею о том, что глава клана нарочно так поступил, дабы развязать войну с демоническим племенем. И те принимали эти слова за истину, не находя никаких противоречащих оному доказательств.
Союз кровавого братства и хранителей веры ныне тоже под угрозой: стараниями некоторых людей, что были на празднестве, до главы клана было донесено о произошедшем и так же о том, что некоторые из ночного народа именно их считают виновными. Не желая впутываться в чужие дела, глава хранителей веры принял решение временно прервать любые связи с вампирами, дабы не подставляться самим под удар.
В Деймосе в последнее время совсем неспокойно: ночные твари продолжали терроризировать город, но теперь все чаще находили не их трудами убитых, а обескровленных жертв какого-то ритуала, на запястьях которых красовались пентаграммы, вырезанные у всех в одном и том же месте с одними и теми же символами. Главы кланов все чаще стали собираться по этому вопросу, но так и не приходили к единому решению, а склоками между собой лишь нагнетали обстановку. И в итоге каждый сам за себя. Проклятый город снова встал на порог раздора и междоусобных войн.

Не смотря на просьбу Габриэля не вмешиваться в столь сомнительное дело, как расследование тех смертей в театре, Бенуа все же не смог оставаться в стороне, тем более видя то, как произошедшее сказывается на положении друга. И пускай Мерсер уже допрашивал свидетелей, но все же он решился попробовать вновь потревожить актеров и расспросить о том вечере.
Но вот он обошел практически всех и остался единственный адрес - Амелии Бертран. В театре ее застать не удалось, а потому он заявился на порог ее дома, объясняя свой визит важностью дела, надеясь, что хотя бы она сможет что-то дельное рассказать. Да только станет ли вампирша так рисковать, тем более тогда, когда ей уже несколько раз подбрасывали анонимные записки с угрозами и настоянием молчать? Впрочем, она не единственная жертва оного, более того, когда один из прислуживавших в тот вечер захотел поделиться об увиденном тогда с главой клана, после его никто не видел.
К сожалению, Жан-Клоду ничего не удалось узнать. Единственное, чего он добился – это эмоциональной вспышки Амелии, после чего удалился.

Данталион всегда держит слово, а потому уже через два месяца его стараниями аптека Бенуа была восстановлена. И их бы пути на том обязательно разошлись бы навсегда, ежели бы изобретатель не оказался заинтересован в союзе с Марбасом, ведь ни у кого в городе не было столь обширных связей, благодаря которым можно было бы раздобыть достаточно редкие материалы, вплоть до яда нагайны. Именно потому он послал Эктору анонимную записку, предлагая встретиться в том месте, где, по сути, началось их истинное знакомство.
Идя на эту встречу, Марбас и не подозревал в действительности, кого встретит в собственном кабинете в кресле рядом с "малышом" Десото. Мергера изобретатель прихватил для безопасности и того, чтобы демон был немного сговорчивее, в конце концов, должен же его убедить аргумент, что этот союз - на благо детей. Даже вот таких странных и с гривой. Странно или нет, но отношения между демонами быстро восстановились. Они даже решили попрактиковаться в химии и попытаться создать сыворотку правды, которую опробовали тут же, на пришедшем с сердечными болями мужичонке. Тот, правда, от дозы странного вещества помутился рассудком, и его пришлось срочно прятать в подсобку, когда в аптеку почти вырвался Виоланти Марино. Он поведал, что в городе пропадают люди, а затем их тела находят обескровленными. Показав эскизы метки, что находят на телах убитых, наг осведомился, не на руках ли демонов кровь убитых, но ни Данталион, ни Марбас не подали виду, что опознали метку. Наг ушел ни с чем, а Марбас поведал другу, что такой же символ украшал руку его давней возлюбленной, матери Жан-Клода. Экскурс в прошлое при помощи детских вещей полукровки, старые письма, написанные вампиршей демону, не принесли Данталиону никакой информации. И пока он пытался что-то выудить, в аптеку зашел сам Жан-Клод.
Данталион, умеющий заглядывать так же и в будущее, знал: в том,  чтобы пережить волнения и вернуться к мирной жизни, немалую роль сыграет глава кровавого братства, который сейчас пребывал совершенно не в лучшем состоянии, подавленный обвинениями в том, чего не совершал, и Данталион, прекрасно сыграв на нервах обоих Бенуа, отправил младшего приглядывать за де Трейнаком, а сам, поручив Марбасу следить за Десото, отправился в гостиничный номер, где рассчитывал встретиться с Кимейесом, которому тут же отправил записку. Демон мог что-то знать о метке и культе, который за ней стоит.
Чуть ранее в дом Габриэля заявился Моро, решивший окончательно добить своего врага. Он принес старому знакомому опий, а так же свое поддельное раскаяние. И Габриэль поверил ему, вдыхая сладкий дым и едва не отдавшись в руки того, кого когда-то любил. Положение спас Жан-Клод, который, оттаскав Моро за волосы, отобрал у Габриэля трубку и привел главу в чувства, заодно наконец-то признавшись тому в любви.

Пускай Моро и обещал обеспечить безопасность борделю, но после выходки Лауры Касты глава кровавого братства решил наказать хозяина столь злачного заведения. В результате отправленного ложного доноса хранителям веры, его вновь увели в казематы, где уже другой инквизитор допрашивал с особым пристрастием.
Проведя там далеко не один день, Хартманн вернулся не в лучшем состоянии и оказался вынужден на время отказаться от продажи информации, ведь именно за это его вновь мучили. Принимать помощь от своего нового знакомца он не спешил, не доверяя тому. Но что же делать, когда вновь посетят хранители веры?
Ответа не находилось, как и поддержки. И подошел день, когда очередной инквизитор заявился для того, чтобы проверить, соблюдает ли ликан их предписания. Тогда в дело решила вмешаться Элен, дабы отплатить хозяину борделя за то, что он ей позволил остаться и дальше работать. Вот только как на это отреагирует Эмброуз, вынужденный отправиться в гнездо порока?
Оказалось, что Уайтвелл смогла одурманить рассудок этого инквизитора печальными речами, полностью переняв его внимание на себя и вот уже Коромальди не было никакого дела до Хартманна, оставленного в стороне. Проникнувшись ее, как показалось инквизитору, искренностью и новым чувством, он решил оставить в покое на время ликана, надеясь, что если он не позаботится о несчастной, то она придет к нему.

Лилит никогда не прощает отказов, тем более каким-то актрисам. И как бы прелестно ни звучал ее голос, это не исправит допущенный ошибки. Дважды мадам Вольпе не делает никому предложений и берет силой.
Впрочем, что была бы за победа, ежели бы они просто ворвались в чужой дом с приспешниками Ламии? Смазанная, безвкусная и с неприятным осадком. Такое и победой не назвать. Нет-нет, вампирша собиралась действовать сама. Почему бы не навестить милую Бертран? Выразить свои соболезнования, что вечер оказался так испорчен те два месяца назад, что наверняка это сказалось и на труппе. А, быть может, ей нужна верная подруга? Дружеское плечо, поддержка? Вот только после посещения полукровкой, Бертран не пришла еще в себя и в результате, хоть и не хотелось работать грубо, но пришлось: мадам Вольпе силком довела припадочную до экипажа, где усадила ее и увезла в направлении, известном лишь служителям Ламии. Не захотела принять? Пускай платится за очередную ошибку, Лилит не волновали причины чужого безобразного поведения.

В это далеко неспокойное время даже у опиумной лавки начались проблемы, и осознавая это и то, как активно проявляли себя инквизиторы, терроризирующие спокойствие господина Рохау, его верный слуга решил разобраться с проблемой и решить ее по мере возможности. Именно потому он пригласил к себе ту, что работала зазывалой, предлагая окунуться в миры забытья.
Есть план, есть возможности, главное - не промахнуться в расчетах. А пока стоит толком объяснить девице, что же от нее потребуется в этот вечер и узнать, не испугается ли побыть приманкой. В конце концов, всегда кем-то приходится жертвовать.
Жозефина согласилась на отведенную ей роль весьма охотно и тут же отправилась исполнять задание, несмотря на то, что обещалась это сделать утром, когда бы Фобос смог приглядеть и, если что-то пойдет не так, вмешаться, помочь.

Не успело зайти солнце, как город зашевелился, позволяя своим паукам опутывать жителей. Интриги плетутся там, где менее всего сие ожидается. Благородные ведут тайные собрания, проливая кровь в честь своих Богов, другие строят планы революции и подрыва нынешней власти, а кто-то просто старается выведать информацию для того, чтобы выслужиться перед своим господином.

Жозефина Роше не сдержалась от соблазна как можно скорее заняться порученным ей делом. Разузнав, что вечерняя еще не началась, она поспешила на нее, а после, уже когда ночь обволокла город, отправилась в цветочную лавку к тому, кто должен стать ее целью. Конечно, Марцин заметил рыжеволосую курву еще в церкви, которая была столь печальна, что в ее лике легко угадывалась скорбь о чем-то. Но подходить к ней в Божьем доме не стал, дабы не гневить собратьев. А после и не думал, что увидит ее вновь. Но нет, вот она оказалась на пороге его магазина и молила о помощи, и Марцин, выслушав всю ее придуманную беду, сумел сделать собственные выводы, не подавая вида. Оставив девушку у себя на ночь, он отвел ее в спальню, а сам написал святому отцу записку о том, что они могут использовать девушку в своих целях, а после уничтожить, как лишнего свидетеля.

Время доказало, что одна ошибка, даже не собственная, но одной из сотрудниц, может стоить дорогого. Мартин уже давно перестал ожидать помощи от месье Моро в защите от хранителей веры, но так же не смог забыть о том, чему стал свидетелем на празднике кровавой луны два месяца назад.
Именно потому он решился обратиться к тому, с кем не стоило бы связываться в добром здравии. И все же Хартманн пришел к Фобосу, как к единственному (конечно, помимо него самого), кто видел момент отравления. Но вот беда: Фобос отказался лично участвовать в оном, но согласился (пускай и не сразу) устроить ему аудиенцию с Морэлем де Трейнаком, с которым в прошлом был знаком. Правда, у этого полукровки одно правило: ничего не делается за просто так. Согласится Мартин на его условия ради того, чтобы отомстить Моро? Всего-то ничего: стать у Фобоса во служении на неделю. Именно так решил Мартин и согласился на это в обмен на адрес Морэля де Трейнака, которому собирался передать сведения о том, что именно Моро стал исполнителем отравлений.

К сожалению, Кимейес не смог рано освободиться и только лишь ближе к ночи направился в указанную гостиницу, где его ожидал давний друг. Данталион уже порядком устал от ожидания, а потому стук в дверь поднял его с постели, на которой он успел прикорнуть.
Для изгнанника эта встреча – возможность получить новости прямо из легиона. Для Кимейеса – убедиться в том, что с товарищем все в порядке и для беспокойства нет причин. Вот только тема разговора ему совершенно не понравилась, ибо не стоит демонам лезть в дела кровавого братства. Но Данталион не успокаивался и объяснял свой интерес тем, что от этого зависят его дальнейшие шаги. Пока была возможность, стоило заручаться поддержкой как можно большего количества людей до того, как придется выступить в борьбе против нынешних устоев в проклятом городе. Кимейес не многое знал в этом направлении и, убедив Данталиона в том, что Азраель не мог совершить отравлений, условился встретиться с другом через неделю, вооружившись всей возможной информацией.

Послание от Азраеля – не самый приятный сюрприз в свой выходной. Но проигнорировать его и не явиться по приглашению – это собственноручно накидывать себе петлю наш ею, а потом выбивать стул из-под ног. Именно потому, радуясь возможности уйти незамеченной, раз хозяин куда-то отлучился и оставил все на Томаса, она отправилась на территорию огненного легиона.
Азраель же, наблюдавший за двумя друзьями Данталиона, изгнанного с его же подачи, заподозрил что-то неладное, тем более, узнав о том, что кто-то передал Кимейесу записку и он стал спешить куда-то уйти. И если бы не прямые обязанности, то тут же бы сбежал. Именно потому он и вызвал к себе Наэрьян, решив поручить ей важное дело, а точнее – слежку за демоном, которого подозревал в измене, но доказательств оного не было. У демоницы нет выбора, и приходится согласиться, вот только что ей удастся разузнать и удовлетворит ли сие Азраеля? – это предстоит узнать, тем более, что награда столь соблазнительна – место подле главы легиона и власть.

0

5

Время летит незаметно, просачивается сквозь пальцы, и вот минула уже неделя. Совет древних выслушал месье Моро с весомыми аргументами, убеждаясь в виновности Морэля, но заключение его оттягивалось лишь потому, что карательный отряд держал оборону поместья и не позволял арестовать главу кровавого братства.
Негодование возрастает среди вампиров, клан расколот: требующие крови виновных, поднимают все чаще мятеж, требуя выдать де Трейнака и арестовать всех карателей. Но что они могут против тех, кто столь долгое время были единственной истинной силой клана? Однако Моро находит выход из этой щекотливой ситуации, обращаясь в письме к главе огненного легиона с просьбой помочь, предлагая тому удовлетворить и свой интерес, заполучив Марбаса, которого выдадут, стоит второму главе потерять свою власть.

Несмотря на всю рискованность предприятия, Элен все же удалось выведать и увидеть то, что не предназначалось ей. Придя к Кимейесу под благовидным предлогом, она сумела утащить новую записку, которую принес гонец от Данталиона. Уже вскоре эта информация была в руках Азраеля, за что суккуба, хоть она и сомневалась, глава легиона решил оставить подле себя. Правда, с условием того, что она покинет бордель. Негоже предводительнице одного из отрядов торговать собой. Тем более, ежели она будет подле него, как решил демон, ею будет куда проще управлять и направлять в угоду общему делу. Если она будет хорошо себя проявлять, то не далек день, когда она действительно станет избранной Азраелем.
Получив обещанную власть за свою работу, Элен уже вскоре повела отряд демонов на подмогу Моро по указанию главы легиона. Когда те успели спеться – неважно, важно то, что теперь она могла наконец-то действовать. А хорошая служба всегда поощрялась Азраелем, если он считал ее таковой.
Перед ней цель: поместье некогда уважаемого главы кровавого братства, теперь же считавшегося всем кланом преступником. Но вот беда: на пути у нее стоит карательный отряд и как бы ни хотелось скорее покончить со всем, ей придется вступить в бой с карателями, выполняя то, что не смогли другие вампиры или же побоялись. Но слабости одних помогали возвыситься другими, и она не собиралась упускать своего шанса.

Габриэль с тоской наблюдал из окна то, как держали оборону каратели. Вот уже не первый день его поместье стало напоминать крепость, которую пытались захватить с подачи Моро возмущенные массы, обвинявшие главу клана в убийствах. И чем дольше это продолжалось, тем сложнее было сидеть и просто ждать. Уже далеко не в первый раз он хотел выйти и сдаться добровольно, но не пускал Жан-Клод, решивший до последнего защищать вампира. Они сидели в кабинете, на улицы слышались крики и периодически лязг оружия, но пока что Ришель со своим верным отрядом не пускали врагов.
Габриэль слишком устал бороться и уже сдался, ожидая, когда за ним придут, Бенуа же старался придумать выход из сложившейся ситуации. К сожалению, несмотря на все попытки второго, выход придумал сам Габриэль. Телепатически связавшись с Элен, которая повела войско легионеров к поместью Морэлей, в разгар битвы он предложил ей переждать до вечера, чтобы добровольно выйти к ней по истечению срока. Отослав Жан-Клода и воспользовавшись отвлеченностью разума Ришеля на дела насущные, Габриэль, потребовав у Ришеля отступить и перейти под командование Моро, вышел из поместья, возведя вокруг него за своей спиной огненную стену.

Незадолго до этого Фобоса посетил Рихард Рохау. Он не любил, когда его кто-то решался ослушаться и считал сие практически предательством. Так что в наказание за то, что устроил Мартину аудиенцию с Морэлем,  на глазах у временного слуги Фобоса отходили так, что до сих пор приходилось восстанавливаться и ходить с перебинтованной рукой.

Тем временем Данталион все-таки нашел нужную информацию, свалившись в подворотне от приступа. Увидев проход в логово Ламии, он так же узнал о следующей жертве с одной единственной поправкой: толком не придя в себя, щуплый помощник аптекаря оказался оглушен ударом по голове и буквально похищен из-под носа у доблестной Инквизиции, патрулирующий улицы города и в центральной его части. Соответственно, назначенный час, когда этот полоумный изобретатель, Данталион, должен был вернуться, уже миновал, и даже больше, но известий о нем все не было. И Марбас бы подождал бы до вечера, если бы не понимал одну простую истину: в это неспокойное время все могло пойти не так, как планировалось и последствия могли оказаться не самыми приятными. И раз уж связался с Данталионом, то стоило побеспокоиться о нем же.
Обращаться к вампирам – не самое лучшая затея, но один из них славился своим умением находить тех, кто нужен, а потому Эктор Бенуа все же заявился на порог Фобоса. Что предложить полукровке за помощь? Что ему может понадобиться? Черт знает, но сделка есть сделка, и они пожали друг другу руки.
Вручив оружие своему временному помощнику, Аурели вывел псов и, дав им жилет искомого, пустил по следу. Они быстро нашли катакомбы, где скрывали Данталиона и где скрывался культ Ламии, но пробраться внутрь было не так просто. Однако все завершилось благополучно, лишь только Фобос оказался ранен, но, благо, не слишком серьезно. Он и Мартин вернулись в дом ростовщика, а Эктор повел Данталиона к поместью Морэля, повинуясь тому, что его другу удалось узнать их видений будущего: они должны были спасти Габриэля прямо сейчас.

Тревога расстилается и среди хранителей веры. Не пожелав прежде вмешиваться в проблемы других кланов, теперь они оказались свидетелями возможного объединения кровавого братства и огненного легиона под предводительством опьяненных своей безнаказанностью Азраеля и Рэмиса Моро. Глава Инквизиции собирает своих приближенных для того, чтобы выстроить план действий. На нем присутствует и Марцин Мадей, что, подслушав столь интересный разговор, вскоре отправил письмо о его содержании главе легиона, решив упрочить свое положение при новой власти в Деймосе, определившись со своим местом.
Франсуа уже давно подозревал неладное за Мадеем, но не имел никаких толковых доказательств, а обвинять без оных - нарываться на осуждение и порицание со стороны главы Инквизиции. Потому, хоть и не желая оного, но он все же решает следить за собратом, пока не найдет доказательств.

А между тем, несмотря на желание Марцина использовать девицу, что неделю назад рыдала у него о женихе, понял, что его обвели вокруг пальца, и уже вскоре предатель оказался схвачен. После его, естественно, никто не видел, ну,  разве что кроме того самого инквизитора, которому Фобос вполне любезно отправил чужую отрезанную голову на память, что не стоит соваться туда, куда не просят. Пускай на стене повесит дорогой инквизитор, как память о своем небольшом проигрыше.

С каждым днем становилось все страшнее появляться на улицах города, в котором просыпался дух войны. Уже слышался лязг металла, тут и там звучали выстрелы, и вампирша то и дело вздрагивала, оборачиваясь. Но угроза миновала ее, правда, все равно стоило поспешить.
Мисс Блэр не желала рисковать более своей жизнью, как это было буквально пару дней назад, когда буйствовали братья вампиры, а потому решилась искать защиты там, где менее всего были бы рады кровососам. Но все же девушка рискнула и пришла на территорию хранителей веры. Но не успела она дойти до церкви, как ее перехватил один из инквизиторов, который узнал в ней хозяйку часовой лавки. Отведя ее в сторону и расспросив, что она делала здесь, пообещал ей помощь, если она в ответ не откажет ему в одной услуге: нужно было передать одно послание в кровавое братство – плевая цена за сохранность собственной жизни! И Алексис почти без колебаний согласилась.

Несмотря на нежелание вмешиваться в конфликт между кланами (дети луны с удовольствием бы остались в стороне), но все же приходится заботиться о собственной безопасности. К тому же, быть может, другие перегрызутся друг с другом и вовсе избавят волков от собственного присутствия. Как говорится, мечтать не запретишь.
Совсем недавно Александр уже приходил в лавку относительно недавно попавшего в проклятый город оружейника, отдавая ему на ремонт револьвер главы, доверенный правой руке. Впрочем, сей ход был сделан главой только ради того, чтобы узнать, действительно ли Мили мастер своего дела или же такой же пустослов, как и многие новенькие.
Засидевшийся с прежним заказом до утра, Джонатан собирался было уже закрывать свою лавку, когда на его пороге явился Болье, прося не откладывать разговор и утверждая, что дело крайней важности, тем более что за спешность будет заплачено сверх того, что стоил ремонт револьверов.
Предложение весьма обычное, но с оговоркой: на время сотрудничества с кланом детей луны, ему нельзя заниматься другими заказами. А барахлящего оружия у вервольфов достаточно и на ближайшее будущее Джонатан бы был занят. К тому же слухи утверждали, что он еще и химик, там может и со взрывчатыми веществами поможет? И даже если у них нет желания вмешиваться в конфликт, то почему бы просто не воспользоваться ситуацией и не устроить передел власти?
За мистером Мили оставлено право выбора: либо союз с кланом детей луны, либо же они постараются подпортить ему репутацию и жизнь. Решать оружейнику, и он посмел отказаться. Тогда Александр применил силу, доставил его в собственный дом и там, после недолгой борьбы, подвесил в подвале на кандалах, для предотвращения побега перерезав тому ахиллово сухожилие на правой ноге.

На счастье или несчастье, но из своего борделя Флоран оказался вынужден уйти после небольшого инцидента с тем клиентом, у которого утащил украшение. Ищущий новый кров, да и клиентов, которые бы не скупились одаривать его украшениями, он все чаще стал появляться около "Нефритового Грота", присматриваясь.
Об этом прознал Гонт и решился перехватить мальчишку до того, как об этом разведают в "Саде желаний", правда, его планы рушатся, когда на его глаза попадается Девола, проявившая интерес к Ружу не меньший, чем он сам. Теперь это уже дело принципа: не уступить конкурентам, принявшим их проститутку, не упустить работника. Впрочем, Адриан тоже не желает так просто отступать и вскоре с помощью своей помощницы весьма удачно начинает портить репутацию конкурентов, начиная от роспуска слухов и кончая мелкими кознями вроде нападения на сотрудниц ночью, дабы показать, что Мартин Хартманн не может обеспечить безопасность никому.
Перед Томасом встала тяжелая задача: доказать Флорану, что именно "Нефритовый Грот" может стать ему вторым домом, что только здесь он сможет получить то, что захочет, и убедить в этом дитя луны, не пришедшееся ко двору в собственном клане, не составило труда. Едва ли с ним обращались подобным образом на прошлом рабочем месте, так что предоставленные услуги и условия его более чем устроили.

Первые предзнаменования будущей войны прошлись по проклятому городу, заставив содрогнуться жителей в ужасе. Ровно одиннадцать дней назад демоны легиона сцепились с карателями и наверняка бы одержали победу, если бы не вмешались ночные звери. Мергеры разбили отряд и повергли противников, выполняя указ своего вожака. Десото же исполнил волю своего создателя, умыкнув одну-единственную личность, которую требовалось спрятать от него самого же.
Поверженные демоны не вскоре решились показаться на глаза своему предводителю, представляя то, сколь ужасна может быть его месть. Одно спасало их от праведного гнева, что они рискнули бежать с поля битвы - вся ответственность лежала на Наэрьян. По крайней мере, они на это рассчитывали и уже готовились отдать женщину на растерзание. И если бы не случай, то наверняка бы им удалось подобное.
За Наэрьян вступился Велиал, прежде давно не появлявшийся возле главы легиона. Заверив Азраеля в невиновности демоницы, и что вампиры вступили в сговор с мергерами, ибо иначе не объяснить, почему те защищали вражий дом. Помня о том, кто перед главой легиона стоит, все же не решился подвергать слова демона сомнениям и согласился с его доводами, объявив награду за голову улизнувшего Морэля де Трейнака.
Данталион, потративший в тот день все свои силы, только недавно смог подняться с постели, все еще изнуренный и бледный. И если бы не удача с контрактом, на который согласился один из мятежников, то долго бы еще не вставал. За это время Марбасу было дозволено оповестить сына о том, что со свергнутым главой братства все в относительном порядке, если не брать в расчет душевного состояния того после общения с мергером, которого, как оказалось, вампир действительно боялся.
Хранители веры, наблюдавшие все эти пренеприятнейшие события со стороны, вскоре все же решили вмешаться по указанию главы. Правда, как оказалось, не у всех было желание связываться с нечистью и хоть сколько-то ей помогать. Вскоре начались странные нападения на гонцов, которых если и находили, то с обезображенным лицом, едва ли узнаваемые нынче.

Несмотря на попытки встретиться с Габриэлем, полукровку, окрыленного известием о благополучии сердечного друга, так и не пускали к "пленнику", коим его сделали Данталион и Марбас, которые держали Габриэля под надзором Десото в подвале своего убежища. Как минимум потому, что сейчас самому Жан-Клоду стоило успокоиться и прекратить бурно реагировать на то, что устроили мергеры одиннадцать дней назад по указанию Данталиона, который теперь сидел на полу и что-то чересчур активно вырисовывал. Понять половину символов дано лишь тому, кто желал знания, а младший Бенуа к таковым не относился. Зато Марбас прекрасно понимал, что творил этот болезный и для чего. Возможно, не одобрял, но и не вмешивался. В конце концов, иногда демонам приходилось заключать контракты с людьми ради жизни.
Сейчас же они собрались в импровизированной гостиной для того, чтобы обсудить планы на будущее. Юный полукровка рвался в бой и двоим предстояло донести до него, что для них это - не лучший вариант. В конце концов, если тот спутает им все карты, то вряд ли его по головке погладят, а Данталион не любил исправлять за кем-то ошибки. Одного раза хватило. Возможно, именно в этом и крылась его вредность, что он продолжал не допускать встреч Морэля с ним.
Все эти дни Марбас проявлял чудеса заботливости, приводя в чувства едва живого изобретателя. Теперь, убедившись в том, что старший из двух Бенуа достоин доверия, демон решился раскрыть перед ним планы и завесу будущего. Не только перед ним, впрочем, но и перед его сыном, который хоть и угрожал сперва помешать планам Данталиона, но в итоге все-таки прислушался к его словам и согласился с доводами. Скрепя сердце, он согласился так же и ждать, пока удастся получить возможность хотя бы увидеть Габриэля.

Пока Данталион убеждал юного полудемона в том, что правильно, Ришель Мерсер, устав сидеть, сложа руки, сам отправился на поиски Габриэля, решив  навестить для этих целей Фобоса.
Отчего-то в последнее время вампиру стало казаться, что его дом похож на проходной двор: кто-то приходил и уходил, обязательно с какими-то странными просьбами, словно бы он тут работал сестрой милосердия, выслушивая истории о том, что кто-то куда-то пропал и надобно найти.
Может, он бы и согласился кому-нибудь полезному для себя помочь, но одна беда: снова оказаться любезно прикопанным в земле совершенно не хотелось. Рохау десять дней назад вполне доходчиво разъяснил, какие будут последствия, ежели подчиненный снова ослушается. Видимо, инстинкт самосохранения, несколько атрофированный, но все-таки решился заработать. Что тут сказать? Ему просто не хотелось столь скоро расставаться с одним синьором, сумевшим заинтриговать его.
Вот и сегодня ночью, стоило только задуматься о том, чтобы пойти и лечь спать, как на порог заявилась Жозефина. Против прелестной девушки он, собственно, ничего не имел, но все-таки ее приход оказался совершенно неожиданным. Гнать Роше не стал, и они расположились было за бокалом вина обсудить некоторые планы на будущее, когда их прервал настойчивый стук. На пороге едва не теряющего последние крупицы терпения стоял капитан карательного отряда кровавого братства, отчего-то решивший, что ночь - лучшее время для визита.
Понимая, что синьор Мерсер вряд ли бы пришел просто попить вина, он все-таки пустил его, решив немного поглумиться над мужчиной и преподать урок того, что делать точно не стоит. Невольно Жозефина стала свидетельницей достаточно серьезного разговора, в который перешла грызня. Вот только чем дольше те беседовали, тем более она понимала, что война - не пустой звук в Деймосе, а действительно что-то грядущее.
Впрочем, Жозефина, пришедшая скорее проведать вампира, чтобы донести на него Рохау, быстро выдала себя своим поведением, что вывело из себя Фобоса настолько, что он едва согласился помочь Мерсеру, да и то скорее для того, чтобы выплеснуть гнев в работу и получить эмоциональную разрядку. Потребовав с Ришеля расписку, Фобос выгнал своих псов на улицу и, по запаху одежды Габриэля борзые привели вампиров к заброшенному домику близ границы с огненным легионом.

На сим Фобос оставил Ришеля, а тот, подойдя к дому, вскоре узнал, что там скрывается Жан-Клод и еще некоторые неизвестные ему люди. Не получив подтверждения относительно местонахождения Габриэля, Мерсер, тем не менее, доверился Жан-Клоду и тому, чьи слова он подтверждал, решив действовать по совету незнакомца: сейчас каратели должны были спрятаться, затаиться, и именно этот приказ обдумывал капитан, возвращаясь обратно к поместью Габриэля, где оставался его отряд.

Тем временем по просьбе Данталиона, все еще слабого после заключения контракта со смертным, Марбас отправился на охоту вместе с Десото. Глаз мергера упал на аппетитную картину, разворачивающуюся на территории хранителей веры.

Кажется, что площадь становилась самым нелюбимым местом у Миньона. Стоило ему отправиться с каким-нибудь поручением или спать, как обязательно находился тот, кто рушил все его планы.
В этот раз оным оказался Марцин Мадей, в последнее время слишком активно выступающий против главы хранителей. Увы, но Франсуа стал свидетелем того, как Мадей расплачивался с наемниками за какую-то работу и, сомневаясь, что то было на благо их веры, мужчина проследил за своим товарищем по оружию. Выбрав вполне удачный момент, как показалось инквизитору, он окликнул его и потребовал объяснений. Как оказалось, объясняться Мадей не был настроен и даже все умение Миньона выуживать истину ему не помогло. Увы, но по велению судьбы ему теперь и не удастся узнать истины, ибо пока Франсуа пытался окончательно убедиться в виновности Марцина, который перед самой встречей расплачивался с наемниками за убийство врача из оборотней, Десото, посчитавший его прекрасной добычей, совершил нападение, скрыться от которого удалось только Марцину.

По возвращению Марбаса и Десото в домик Данталиона, где кроме самого демона уже остался только Жан-Клод, последнему было позволено остаться на месте, чтобы по утро втроем решить, как и куда двигаться.

Тем временем, не забывая о своем покалеченном пленнике, Александру Болье пришлось временно самоустраниться от некоторых дел. В конце концов, убивать этого мастера он не планировал изначально и то, что пришлось резать ему сухожилия на ноге - результат исключительно недопонимания.
Правда, было бы глупо полагать, что в действительности он раскаивался хоть сколько-то. И самым ярким тому доказательством служило то, что он вызвал к себе знакомого проститута. Увы, но не для прямого его назначения.
Слухи расползаются быстро и то, что Флоран стал работать на Хартманна, уже вскоре знали все в клане. С учетом того, что и прежде вервольфы уже приглядывались к этому ликану, желая предложить свою помощь, теперь у них появились основания действовать более настойчиво, объясняя тем, что все на благо работника, являвшегося частью их большой семьи.
Болье собирался сделать из Ружа доносчика, который бы докладывал о происходящем в борделе и если что, чтобы они имели возможность вовремя вмешаться. Даже если ликан и не желал примыкать к клану, но бросить собрата в беде теперь, когда все так обострилось в городе, казалось просто преступлением. Впрочем, наивно полагать, что все делалось исключительно из благих намерений. Корысть заключалась в том, чтобы помочь создать приемлемые условия работы для Хартманна, как информатора, да пользоваться после тем, чтобы тот смог разузнать про некоторых личностей. Но Александр не успел даже завести об этом речь, сделав лишь предисловие с пометкой об убийстве Каина Вельтмана (наверняка по заказу Инквизиции), как почувствовал удушье и скоропостижно скончался после нескольких глотков чая, в который подмешали яд те же самые наемники того же самого Марцина Мадея.
Испугавшись ложных обвинений, единственное, что придумал Флоран – это поджечь дом Болье, начав прямо с его тела.

0


Вы здесь » Deimos (18+) » Информация об игре » Новости игры


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC