Deimos (18+)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Deimos (18+) » Курилка » Флудилка NC-21 №2


Флудилка NC-21 №2

Сообщений 61 страница 90 из 941

61

Право, как же это приятно. Невыносимо, чертовки хорошо. Когда можно закрыть глаза и сконцентрироваться на ощущениях, стоило ему только вновь начать двигаться, так зажимаясь. Сдаться? Застонать, пусть и приглушенно? Поглядывая на этого нахала и видя то, как он сам кусает губы... Соблазнительно, но все же слишком скоро и позорно. Пусть приятная нега возбуждения и дальше растекается по телу, рассыпая мелкую дрожь по коже то ли от воды, то ли от того, насколько умело он двигался, заставляя желать большего, вожделеть то, что невозможно получить немедля. Еще. Хотелось еще, а язык просто не поворачивается, голос не слушается: он только хриплым эхом раскрашивает новые тяжелые выдохи, столь же горячие, как этот вампир, не подающий вида. Локти скользнули по бортику ванной, пальцы отчаянно цеплялись за него же - нельзя, руки прочь. Чертов садист. Желанный сейчас как никогда прежде.

0

62

Определенно, ему нравилась эта игра, стоило только взглянуть на лицо демона. Что ж... лестно видеть оную реакцию, настолько, что вполне можно поощрить, пробегаясь пальцами вновь вверх по торсу, задевая нарочито соски и сжимая их. Каково сейчас, демон? Вряд ли плохо.
Теперь важно не останавливаться, а задать этот неспешный темп, даже несколько ленивый, словно они не плоть удовлетворяли, а просто... право, даже пристойных сравнений в голове не нашлось в этот миг, а на губах расцвела уже знакомая ухмылочка. О да, демон, цепляйся за ванну, раз не разрешили прикоснуться к телу, да только глупо отрицать, что его сие не меньше заводило, чем вампира. А может даже и больше.
Прогибаясь сильнее в пояснице, уперся ладонями в дно ванны, чтобы с нескрываемой похотью заглянуть в его глаза, проводя кончиком язычка по губам, предлагая новый поцелуй, как и прежние с оттенком страсти, которая витала буквально в воздухе.

0

63

И все же человеческая шкура была слишком восприимчивой к ласкам, а оттенки своевольной грубости только добавляли им прелести и вкуса. Еще немного, совсем чуть-чуть... Этот взгляд, эмоции, которые не было нужды улавливать - они меняли каждую черту в надменном лице вампира, рисуя заново. Сдержаться, томно выдохнуть в его губы, после прильнув к ним в отчаянии получить все и сразу. Нарочито медленно, по каплям выжимая все соки из объятого похотью духа и изнывающей смертной плоти - как это жестоко и очаровательно вместе с тем. Светлые когти царапали по скользким стенкам, дыхание перешло в глухое рычание от мягких дразнящих прикосновений его языка, на которые отвечал настойчиво и пылко. Тело требовало движения, сию минуту, немедля. И если ему не позволят - придется нарушить правила. В конце концов, этот демон никогда не играл честно.

0

64

Улыбка невольно становилась только шире, когда он принял предложение и прильнул к губам поцелуем. Какой послушный, да только его мысли буквально кричали о том, что его надолго не хватит. Ах, демон! Что за нетерпеливость? Впрочем, кто бы говорил, сам с трудом сдерживался от желания двигаться несколько быстрее, опускаясь полностью на его плоть, до стайки мурашек по спине, которые бы спешно разбежались в разные стороны, заставляя тяжело дышать.
Лаская его язычок своим, вовлекая в танец и окончательно теряя голову, прижимался ближе, теперь уже обнимая его за шею. Эта одержимость обязательно скажется после не лучшим образом, но сейчас не хотелось об оном думать, а вот отдаваться ему на растерзание - вполне.
- Уже невмочь терпеть? - шепот в его губы, прихватывая после нижнюю, дразня. - Твои мысли буквально кричат об этом.

0

65

Против правил, но ведь он сам так прижался, сам обнял, а это шепот... На губах все еще оставался свежим вкус прежнего поцелуя, но они требовали нового. Уже не интересовало - можно ли: когти оцарапали его бок и перешли на спину, чтобы вытянуть по ней яркую отметину от шеи до копчика. Больно? Должно быть, самую малость, но это лишь небольшая вольность, чтобы отвлечь его внимание. Отвлечь и перейти в наступление.
Поцелуй казался не просто страстным, но яростным. Опасно клацали зубы и мягко покусывали, добавляя вкуса прикосновениям губ и языка, горячим и влажным, дразнящим аппетит. Дыхания не хватало, и легкие от этого горели изнутри. Пальцы одной руки поднялись к его волосам и сжали пряди на затылке, удерживая так, не позволяя отстраниться. Ладонь другой руки надавила на поясницу и перешла на бедро вместе со следами от впившихся в кожу когтей. Когда желание пересиливает здравый смысл, уже не думаешь о том, чтобы сопротивляться.
Румянец, против воли вспыхнувший на чужих щеках, приятно грел собственные в прикосновении. Небольшая пакость: поделиться толикой собственного возбуждения с любовником, и главное тут - не переборщить, хотя...

0

66

О да, демон решил проявить себя, нарушая "правила", которых в действительности-то и не было. Так, маленький каприз, чтобы еще сильнее подразнить, чтобы заставить проявить себя во всей красе. И как же невероятно возбуждала такая вольность с его стороны, как же приятно оказалось вот так подчиняться и отвечать на столь яростный поцелуй, уступая и позволяя полностью ему перенять инициативу, только лишь цепляясь за него, словно боясь провалиться в бездну наслаждения, которая уже угрожающе разинула свою пасть.
Сердце забилось быстрее, сам невольно прогнулся, стоило его весьма острым коготкам пройтись по спине. Решил оставить свои метки? Что ж, пускай, раз так хочется, разве возможно отказать кому-то настолько соблазнительному? Естественно, что нет. По крайней мере, для него естественно.
Чуть заерзать. Ну же, демон, дальше! Покажи себя, прояви себя! Ведь способен на многое и куда более интересное, чем поцелуи. Почему бы ему не перейти в открытое наступление?

0

67

Ни малейшего сопротивления - и куда что подевалось? Неужто в ароматной воде вокруг растворился его наглый норов и надменность? Неужели в силах она смыть притворство? Или же дело в самом демоне, в той слабости, которую он чувствовал и которой пользовался, кусая чужие губы и следом же облизывая их.
Этот вампир явно хотел большего, и не было ни одной причины отказать ему. Прижимая к себе, разукрашивая его бедра и поясницу новыми рисунками царапин и больше не удерживая за волосы, подался вперед, чтобы усадить его так, как самому будет удобно. Цепью красноватых пятен по шее опустились поцелуи, рассыпались по груди, затем на плечо, когда потянул этого кровососа в бок, повернувшись вместе с ним и, не особенно-то заботясь о чужом комфорте, прижав его спиной к стенке ванной. Устраиваясь на коленях и придерживая этого садиста за поясницу, сам хотел, но не мог поиздеваться над ним, подразнить... О каких играх может идти речь, когда до дрожи во всем теле хочется заставить его закричать? От боли или же от удовольствия. Пара грубых и сильных движений, чтобы снять напряжение, а после - поймать ритм, единый с сердцем, приподняться, все еще придерживая любовника за поясницу, а затем устроить его колени на собственных боках и вновь прильнуть поцелуем к мокрой шее.

0

68

Кажется, что он услышал невысказанные вслух мольбы, отчего на губах лишь на миг скользнула ухмылка, чтобы после раствориться в очередном поцелуе, сопровожденным укусом. Какой агрессивный, как тут удержаться от соблазна укусить в ответ? Впрочем, вскоре терзание губ друг друга прекратилось, чтобы дать ему возможность атаковать шею, отчего очередная волна дрожи завладела телом. О, он знал, что нужно делать, чтобы заставить трепетать. Чтобы пальцы подрагивали от тех ощущений, которые легко завладевали телом, заставляя шумно выдыхать или же судорожно втягивать воздух. Право, милейший, это прекрасно и не вздумайте останавливаться.
Да вот только он и не собирался, даже решил сменить положение столь неожиданно, что мог бы растеряться, если бы не было столь любопытно. И что дальше? Вся власть в его руках? Хм, как соблазнительно звучит, особенно в сопровождении двух достаточно грубых движений, от которых с губ слетают стоны, что даже и не думал сдерживать. Пускай послушает то, чего добился, пускай потешит свое самолюбие такой покорностью, правда, не очень-то долгой и вот уже пальцы взметнулись в его волосам, столь привычно сжимая и оттягивая голову назад. О да, демон, продолжай, ведь обоим же такое нравится.

0

69

От этих стонов внутри все переворачивалось и отчаянно, горячо пульсировало. Хотелось большего: чуть громче, чуть слаще, избегая приторности. Повинуясь чужим рукам, чуть запрокинуть голову, опрометчиво открывая беззащитную шею. Есть ли дело до таких мелочей, когда мысли утопают в смеси чужих и собственных желаний? Упираясь ладонью в бортик ванны, цепляясь за него, другой удерживал любовника, словно животное. Чтобы не вырывался, чтобы почувствовал чужую власть над собственным жадным до удовольствий телом. Подразнить? Поиграть с ним? Нарочито медленно и лениво отстраняясь, ощущая, как тепло его тела смывается без следа прохладой воды.
- Скажи, что ты сейчас чувствуешь, м? - и без того не мягкий голос вконец огрубел, едва только напоминая прежний человеческий.
"Скажи мне, милый Габриэль..." - уголки губ подрагивали в нервной улыбке. Каких же усилий стоило сейчас не податься вперед, не взять этого паршивца силой. Ведь наверняка знал все его похотливые мысли, и для этого вовсе не нужно быть телепатом: все на лице написано.

0

70

Нет, он не потянулся к шее Эктора и не стал атаковать, просто балуясь и теперь чуть ослабляя хватку, выпуская пряди волос и пропуская их сквозь пальцы, зарываясь и прикрывая глаза на тот миг, когда тактильные ощущения медленно сводили с ума. Как приятно вот так касаться кого-то, чувствовать жар тела... невероятные ощущения. Правда, не так-то легко их описать вслух, чего просил демон, а потому несколько помедлил с ответом, прикусывая нижнюю губу и лукаво улыбаясь.
- Наслаждение в его чистом виде... оно расходится по всему телу, наполняет его и заставляет терять голову... мне так хорошо, Эктор, - пальцы от волос скользнули к его шее, чуть царапая, а потом надавливая на прежнее место укуса. - И мне так не хочется, чтобы это заканчивалось... практически эйфория, ее тонкая грань, переступив которую, все ощущения притупляются. Даже опиум такого не дает... - усмешка, - ты прекраснее опия, Эктор.

0

71

Замирая в ожидании ответа, продолжал разглядывать вампира с легким прищуром, все так же скалясь в подобии улыбки, наслаждаясь прикосновениями. Шепот, словно бы насмешливый... Как складно говорит, тихо и вкрадчиво, как называет по имени. Слова растворяются в сознании за ненадобностью, ведь куда больше сейчас занимает голос, тон, искренность.
Прикосновение к оставленному прежде следу клыков только подлило масла в огонь: еще. Пусть оставит еще одну метку - любовник не пожалеет для такого художника чистого холста. Рваный выдох скользнул по его щеке, по губам, опустился по подбородку и ниже - на шею. Язык жадно слизал капли с впадинки у горла, где отчаянно билась в сосудах кровь, перешел на ключицу, где уступил место укусу в отместку.
Ритм можно поймать без усилий: так же шумела кровь в голове, так же вели по лабиринту звуков удары сердца - его и собственного, казалось, в унисон. Грубость и поспешность добавляли еще один оттенок голосу, звучавшему громче всех прежних. Пошлый, испытующий. И похотливый полустон. О, право же: он знал, насколько хорошо сейчас. Ощущал это на собственной шкуре изнутри.

0

72

Подставляться под эти касания его губ, шумно выдыхать и растворяться в столь приятных и соблазнительных ощущениях. О, право, этот демон знал, как раздразнить любовника, как заставить желать себя. И может бы подумал, что все это его проделки эмпатии, да только знал - чувства, эмоции и желания неподдельные, свои.
- Еще... я хочу сгореть в твоих руках, - и вот уже собственное тело становилось горячее от огня, который пылал внутри, благодаря которому столь привычно уже выжигал воздух вокруг, не особо-то задумываясь о последствиях. Неважно, все неважно. Лишь бы сие продлилось как можно дольше, до сведенных пальцев, до болезненного спазма, пока не останется больше никаких сил терпеть.
Ахнуть, когда он так кусает, а после улыбнуться и в отместку снова надавить на все тот же след, запрокидывая голову и прося о новом укусе. О, месье, я весь в Вашем распоряжении! Только не останавливайтесь...

0

73

Вместе с негой, напитывающей тело изнутри до легкого онемения и слабости, разум пустился в блажь. Впрочем, не хотел и не стал противиться сему, изучая на вкус покорное тело. След на шее алел, под ним разгорался еще один, и еще - чуть ниже. На кончике языка буквально чувствовать нарастающий вместе с возбуждением жар. Горячо. Казалось, что в следующий раз непременно обожжешься, но опасность эта казалась ничтожной перед той приливной волной чувственных ощущений, которая накрывала с головой, стоило только прижаться ближе, еще ближе, когда спина прогибалась в пояснице вслед очередному движению. На черной шкуре не был бы так заметен румянец, не осталось бы раны после этой жестокой игривой прелюдии, не рассыпался бы по ней мелкий бисер дрожи. Долго ли еще продержится на лице проклятая маска?
"Ты хочешь?.." - немой вопрос в самом взгляде. Чтобы не осталось иллюзий, чтобы не было искаженных граней, чтобы грудное рычание вместо голоса звучало из растянувшихся в хищном оскале черных губ.

0

74

На его вопрос пальцы дрогнули. Хотелось ли его почувствовать в истинном облике? Наверное, именно это и нужно. А потому позволил на губах появиться улыбке и ответил легким кивком головы. Это же так прекрасно - позволить себе почувствовать кожей его грубую шкуру, увидеть истинный облик, который бы оттолкнул нормального, но ведь оным и никогда не был. Да и не хотелось им быть.
- Это будет лучшим завершением нашего акта страсти, - хриплым голосом, после чего потянулся к его губам, касаясь их только кончиком язычка, лишь дразня и сжимая сильнее колени, подрагивая все сильнее от того ощущения, которое разливалось внизу живота. Ох, и о чем только думал, связавшись с ним?

0

75

Столь уверенным был этот однозначный жест, что в пору бы усмехнуться, но не было ни единой возможности. Выдох... Закрыть глаза, чтобы взгляд обратился в кромешную тьму. Когти сильнее впились в поясницу этого телепата, и не плескалась бы вокруг холодная вода в ванной - то оставили бы после себя пару капель крови поверх темных пятен синяков. Мгновение спустя можно больше не ощущать ожогов. Заставить этого вампира стонать в голос только лишь сбросив прочь дешевую людскую шкуру, но не утратив и толики того наслаждения, которое она несла на себе. Ощущения проникли глубже, впитались в плоть и растворились в крови - не сбежать и не скрыться от них, не отделаться от клейма безвольной слабости к этому кровопийце... Вдох. Клацнули зубы, лязгнули когти по стенке ванны, глухой лающий смех наполнил комнату, перемешиваясь с тонким ароматом масла и другим, густым и тяжелым - собственной крови. Глубже, жестче, сильнее - о чем он смеет попросить теперь? Получит все немедля. Сию минуту, когда свободной рукой демон по-хозяйски огладил его бедро, надавливая; когда вновь поцеловал в губы бездумно и пылко; когда нетерпеливо дернул любовника на себя, задавая ритм наперекор взбесившемуся сердцу.

0

76

Нет ни единой возможности оторвать восхищенного взгляда от того, как вскоре с него слетает эта жалкая человеческая шкура, являя истинную его натуру. Пальцы пробежались от плеч к локтям, потом обратно. Право, какая прочная, на ней не оставить своих меток столь легко, сколько бы не старался. Да и стоит ли пытаться сломать свои клыки, когда им можно найти иной применение, когда поцелуй переходит в покусывание его губ, в мурлыканье, которое сбивалось в стон, стоило ему потянуть, проникнуть плотью глубже. И вот телом владеет дрожь, от которой нету спасения, она заставляет вцепиться пальцами в его плечи до побелевших костяшек. О, демон, еще! Но эта просьба остается не выраженной вслух, ибо дыхания не хватает, да и мысли уже предательски разбежались в разные стороны. Он и сам поймет, что нужно делать, в этом был абсолютно уверен. А сейчас только и оставалось, что прогибаться в пояснице и пытаться подстроиться под его движения, которые оказались столь нетерпеливо-соблазнительны.

0

77

Чехарда торопливого, сворованного у него дыхания и прикосновений, пробуждающих не аппетит, но голод. Ненасытный, глухой к мольбам и слепой ко всему, кроме хмельной пелены вокруг. Неповторимый вкус поцелуя, переродившегося в укусах, пьянил крепче всякого вина. Отзывчивость, покорность, желание - на все ответом вампиру была похоть во взгляде, в искаженной ухмылке, в новых отметинах зубов и когтей, в приглушенном шипении и клекочущем в горле хриплом стоне. Пусть услышит, запомнит. Пусть и дальше так выгибается навстречу, прижимаясь.
Подразнить, нарочно замедляясь, а затем вновь настойчиво дергая на себя, удерживая на месте, когда за всплеском укрылся новый стон: едва слышный на этот раз, но такой же горячий, как и все его прежние собратья. Он раздался над ухом, прошелся холодом по позвоночнику вниз, вскарабкался по колену, замер в судороге. Даром, что кто-то может услышать. Даром, что не в состоянии собрать свою волю по крупицам и сжать в кулак. Эйфория передавалась от тела к телу через касание, через дыхание, через одно мгновение, два, три... На сколько хватит языков пламени пожарища, плавящего тело изнутри.

0

78

Он дразнил и издевался и от этого хотелось взвыть, но не мог себе позволить оную вольность, когда хотелось вновь и вновь прижиматься к его губам поцелуями. И вот уже обнимал за шею, стараясь прижаться ближе, чувствуя, что от собственного пламени уже не хватает никакого дыхание. Это похоже на безумие, но оно столь сладко, что нет никаких сил отказаться. Пусть будет так, право, что может быть прекраснее этих пленительных эмоций? Ничего... ну, разве что близость с любимым. Но не стоит вспоминать о нем тогда, когда был с его отцом, это неприлично да и вообще дурной тон.
Пальцы зарылись в чужие волосы, сжали жесткие пряди с легкой ухмылкой, что поселилась на губах. Месье, Вы знаете, что Вы прекрасны? Уверен, что знал. Иначе бы не пользовался оным, соблазняя столь милых и юных вампиров. Впрочем, кто кого соблазнял - можно поспорить, но совершенно не хотелось. Слишком хорошо для оного.
Пальцы второй руки скользнули по его шее, слегка царапая, но не нанося особых отметин, так, порыв эмоций, не более, который не хотелось сдерживать, да и не было надобности. Не здесь и не сейчас однозначно.

0

79

Когда чужое тело льнет к собственному, высушивая тонкую влажную пленку меж ними, попытка разделить и различить их спутанные ощущения кажется преступлением. Не отнимая руки, вцепившись в вожделенную добычу, можно было отпустить себя на волю: горячность, нетерпеливая требовательность, привычка и умение подчинять других своей прихоти - все пошло в расход. Как же тяжко отказаться от соблазнов! Пустая трата сил. Легче и куда приятнее поддаться им: сжимая зубы, пустить кровь. Вампир ли, демон - единожды познавший вкус, стремится ощутить его вновь. Алая капля скользнула вниз по подбородку и шее, расплываясь пятном. Вот оно - концентрированное наслаждение, самый лакомый кусок. Окровавленный оскал и новый укус - сойти с ума и затеряться среди грохочущих ударов сердца где-то под самым горлом.
Наиграться вдоволь, пресытиться, доводя свою жертву до исступления - лишь после этого прервать ее агонию, и никак иначе. Ощущая лишь пульсацию, слыша в собственной голове эхом это навязчивое "еще!", лишь только подталкивал любовника к иной грани реальности. Шагнуть он должен сам: ведь так хотел этого.

0

80

Когда наслаждение становится столь ярким и окрашивается вкусом крови, то оно все более похоже на пытку, от которой нет никакого желания отказаться. О, нет, ни в коем случае! Лучше дальше сгорать в столь ярких ощущениях, которые заставляют теряться в этой гамме, поддаваться все новым оттенкам удовольствия. Иначе нельзя, это преступление против собственной природы, которое просто недопустимо.
Вот только одна проблема: как бы не хотелось продлить это удовольствие, но у каждого тела есть свой предел и сейчас один уже был на краю оного, готовый в любой миг перешагнуть сие, нарочито зажимаясь, чтобы при следующем движении задохнуться сладким стоном. О да, именно так... именно это и нужно сейчас. Выгнуться и сильнее зажаться и содрогнуться, огласив комнату непристойным стоном. А потом, подрагивая, расслабиться, соскальзывая ладонями по его груди.

0

81

Мягкая улыбка скользнула на губы, и пускай Жан-Клод явно не был доволен такой выходкой, но оставил его ревность без внимания - пока еще не произошло ничего такого, чтобы стоило беспокоиться.
Взяв Мартина за руку, повел его в одну из комнат, решив, что для первого столь близкого знакомства лучше использовать кровать, а не придаваться порыву на полу или столе, когда после болело все тело.
Заведя в оную, позволил себе очередную улыбку.
- Не бойтесь, кусаться не буду. Надеюсь не разочаровать Вас. Располагайтесь на кровати.

0

82

Некоторое беспокойство по поводу слов месье Бенуа испарилось, пришлось просто послушно пройти за Габриэлем по коридорам до спальни, вид которой весьма обнадеживал. Мягкость и комфорт - что может быть лучше?
- Отчего бы и не покусаться в порыве страсти? - заметил отстраненно, пробуя рукой, как продавливается матрас и каковы на ощупь покрывала. Остался вполне доволен и забрался на кровать, скидывая попутно обувь и раскинувшись поверх одеяла. Ожидание уже приносило определенную негу.

0

83

Мягкая улыбка скользнула по губам, когда он ответил, после чего остановился около двери, расстегивая пуговицы рубашки и просто размышляя. Что сказать? Что сделать в первую очередь? Такой великий выбор.
Выдох, после чего бросил взгляд на кровать.
- Думаю, что не каждому нравится, когда его кусают во время полового акта. Это больно. Клыки пронизывают плоть, впиваются в сосуд и нарушают его целостность... кто-то сие выдерживает, а кто-то сразу теряет сознание. Мне бы не хотелось все испортить оной мелочью, - легкое движение и вот рубашка соскользнула с плеч, упала на пол, а сам двинулся к кровати, на которой уже лежал Мартин. Взгляд невольно прошелся по его фигуре, оценивая - привычка. Хорош. Действительно хорош. - Сядь на край, будь так добр.

0

84

Выслушав достаточно красочное описание процесса покусания, чуть поморщился, определенно соглашаясь, что это не то, чего хотелось бы. Так не мудрено и все возбуждение сбить.
- Да, это все слишком вампирское, - отрицательно помотал головой потолку, в который и всматривался. Почему-то казалось, что кусаться можно и по-другому, не раня плоти, но, кто знает, может, вампир со своими клыками просто так не мог или не любил.
Слушаясь просьбы-приказа, вернулся в вертикальное положение и передвинулся на край. Все внимание захватил уже полуобнаженный Габриэль, завораживающий своим телом. Внезапно сам себе показался слишком одетым и потянул руки к пуговицам, собираясь это исправить.

0

85

Его мысли порядком забавляли. Право, что он так переживал? Раздеться всегда успеют, причем оба. А пока что хотелось просто заставить Хартманна откинуть все сомнения прочь. Еще шаг в его сторону и вот уже опустился на колени перед ним, скользнув ладонями от коленей выше, поднимая взгляд на него.
Расслабься, - то ли приказ, то ли просьба, но повторяться не собирался, переключая свое внимание на застежку его брюк, с которой ловко расправился, нарочито несколько раз надавливая и поглаживая по паху, проверяя его реакцию на оное действо, хотя и не ожидая многого. Главное, чтобы не было противно, а дальше... дальше придется решать на ходу, что и как делать.

0

86

Когда перед тобой стоят на коленях в таком контексте, волей-неволей сопрет дыхание и в глазах помутнеет. Может, лишь на какое-то жалкое мгновение, едва заметное и незначительное, но помутнеет. А затем эта мутность сильным жаром скатится по телу вниз, одновременно со столь непривычным надавливающим прикосновением чужих рук к паху. Расслабляться надо ли, когда от осознания, что это еще даже не начало, даже не прелюдия, а так, неясно что, перехватывает дыхание? Ведь, что будет происходить известно и неизведанно одновременно.
- Не переживаю, хочу убрать лишнее... - все же телепат тут не один, тоже забывать не стоит. Однако остановился все же, успев лишь расстегнуть две верхние пуговицы рубашки.

0

87

Тихий смех сам собой сорвался с губ. Как же непривычно получать на мысли ответ, но столь забавно, что даже и не подумал возводить какие-то блоки. Пускай все видит и знает, так даже лучше.
Пальцы поднялись выше от застежки брюк, коснулись пуговиц рубашки, но не для того, чтобы расстегнуть, а просто считая и отвлекая, пока ладонь другой руки не скользнула под оную тряпицу, чтобы огладить спину, поясницу, а потом вперед и уже касаться чужой груди. Неискушенное и столь соблазнительное, что с трудом удавалось сдержаться от желания просто наброситься на него и сделать так, как понравилось бы самому. Но нет, обещал ведь, а слово главы клана не должно быть нарушено.
Еще несколько мгновений таких мимолетных движений и все же ухватился за ткань его штанов, чтобы потянуть вниз, мысленно предлагая приподняться. Определенно, без этой тряпки стало бы в разы удобнее, причем в первую же очередь самому Мартину, которому предстояло в этот вечер оказаться объектом вожделения.

0

88

Видеть в голове партнера одно, а чувствовать другое, здесь нежность, там резкость - вызывало диссонанс? Удивительно, но не слишком вообще волновало, а скорее лишь привлекало, будто что-то запретное - видеть то, что могло бы быть тщательно спрятано при одном только желании. Могло бы, но не было. Быть может, доверие или его подобие обыкновенно действительно под запретом? Обыкновенно, но не сейчас.
Кожа соприкоснулась с кожей, ладони прошлись по спине и дальше, оплели тело горячими путами, еще не огненными, но не менее жаркими. Пришлось прогнуться, не ясно, впрочем, уходя от тепла или же подаваясь вперед уже лежащей на груди руке.
Мысль чужая ясна, как день и нашла яркий отклик - еще чуть-чуть и станет душно, а прикосновения манят узнать, каково будет дальше, в чем прелесть связи. На удивление не дрожа, приподнялся, опираясь руками о матрас, позволяя стянуть с себя предмет, предназначение которого вдруг стало утеряно.

0

89

Благодарный кивок за некое пособничество в оном деле, после чего потянул штаны ниже, пока не опустил их до щиколоток, чтобы они не мешались. Потом можно будет избавиться вовсе, но это потом, а пока хотелось коснуться губами его колена, что и поспешил воплотить в жизнь, потом чуть выше, оставляя мягкие прикосновения на коже, опускай одну ладонь на его низ живота. Можно было бы сразу перейти в наступление, но как же соблазнительна перспектива медленно распалять аппетит перед главным блюдом, а потому сдерживался. Еще немного, а дальше... дальше можно позволить вкусить его плоти.
Еще один поцелуй остался на внутренней стороне бедра, пока пальцы проскальзывали от пупка ниже, чтобы захватить край нижнего белья и потянуть прочь, отправляя туда же, где болтались теперь штаны, чтобы открыть взгляду большее. И ведь не стеснялся рассматривать с легкой улыбкой на губах, касаться аккуратно, словно бы от оного он мог рассыпаться. Но то прежние мгновения, а теперь уже вполне ощутимо обхватил пока еще вялую плоть, чтобы начать поглаживать и пробудить в нем желание плоти.

0

90

Легкие поцелуи, а каждый точно ставил клеймо, пускал по всему телу мурашки. Казалось бы, такое простое действо, но, когда не с чем сравнивать, даже оно не то что "распаляло аппетит", а подкидывало дров в костер, и без того пронзающий небеса. Даже тело, весь организм отстал куда-то, реагируя постепенно, а не зажигаясь так, как то делало нутро - может быть, даже душа, но сложно приплести душу к плотскому удовольствию, хоть и расцветающему где-то внутри.
Задышав тяжело, удивился, почему не застывает каждый выдох облаком пара в воздухе, так уж стремительно поднималась температура. Возбуждение подкатило резко разбившейся о скалы волной, так что даже прикрыл глаза, надеясь спастись от остроты ощущений, но сделал только хуже, если можно так сказать об этом нарастающем удовольствии. Габриэль, похоже, знал, что делает - так или иначе, цели он достигнул. Даже своими на грани издевательства медленными движениями - достигнул. И пальцы сжали одеяло, мысли, закопошившись, чуть ли не потребовали большего на пару с отвердевшей плотью.

0


Вы здесь » Deimos (18+) » Курилка » Флудилка NC-21 №2


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC